07.12.2011

Тайна золотого ключика. Часть III.

...Совершенствуем мастерство интерпретации искусства при помощи старших арканов Таро. 


X – Колесо Фортуны – Мередит Фрэмптон, «Пасьянс», 1937.


Мередит Фрэмптон, "Пасьянс", 1937.

  Изображения, созданные Мередитом Фрэмптоном, отличает ясность на грани галлюцинаторности, на достижение которой уходили месяцы и годы – вот почему наследие художника невелико. Столь длительная работа помогала художнику отстраниться от работы, не позволяя стать слишком пристрастным, что, в свою очередь, рождало иллюзию полного контроля над процессом создания. То, что произведение зачастую берёт верх над художником, а обстоятельства подчас сильнее, Фрэмптон поймёт много позже, когда из чуть ли не самого уважаемого и высокооплачиваемого художника превратится в больного, забытого, пребывающего в тяжкой депрессии и полной творческой немоте старика. Десятый аркан -  Колесо Фортуны - несет на себе отпечаток бессилия человека перед своей судьбой: сегодня ты взлетаешь над облаками, а завтра разбиваешься о землю.
   Картина «Пасьянс», написанная Мередитом Фрэмптоном на пике славы, в 1937 году, изображает молодую женщину, с видом пифии раскладывающую пасьянс. Пасьянс –  карточная игра для одного человека, результат которой зависит, в первую очередь, от случайности. Оригинальное название происходит от французского ‘patience’ – «терпение». Способность человека смириться и принять свою Чашу Судьбы – первый  урок Колеса Фортуны, самого непредсказуемого из арканов.
    Общезначимость образа определяется тем, что он может быть применён к любой эпохе, к любым историческим обстоятельствам и любой культуре. Сказать, где и когда разворачивается действие картины Фрэмптона, невозможно: с одинаковой вероятностью это может быть Рим времён Империи, Викторианская Англия или сегодняшняя Москва. Пластический строй картины уходит корнями в портреты старых мастеров, тогда как вещество живописи – тяжёлое и словно окаменевшее – является, несомненно, отличительной чертой так называемого «нового реализма». Всё это придаёт работе многозначительность, а изображаемому предмету – универсальность, присущую мифам.  Ведь величие мифа и состоит в том, что его вечно живое зерно взойдёт на любой почве. Так, один из основополагающих образов европейской цивилизации – злосчастный царь Эдип, которому Сфинкс дал власть, но не открыл превратностей будущего пути – одновременно точнее всего соответствует образу переменчивого Колеса Фортуны. Героиня картины Фрэмптона одновременно является и Сфинксом, ведающим тайны, и Эдипом, бьющимся над их разгадкой. Карты в её руках - ключ для разгадки великой тайны человеческой судьбы, однако к этому ключу тоже нужен свой ключ. 



 XI – Правосудие – Рой Лихтенштейн, «CRAK!», 1964.


Рой Лихтенштейн, 'Crak!', 1964.

   
    Зрители, сами того не замечая, по сей день многое воспринимают через призму советской официозной эстетики. Так, главной задачей поп-арта многим видится чуть ли не социальная сатира, тогда как художники уже более полувека назад поняли, что массовая культура, как феномен, обладающий мощнейшей энергетикой и несомненным, хотя и неоднозначным, очарованием, не нуждается в оправданиях. Взгляните на работы Роя Лихтенштейна: они достаточно прямолинейны, чтобы чистосердечно свидетельствовать о любви автора к рекламе, модным картинкам и, конечно, комиксам, тому самому «презренному чтиву», за которое американцы так часто были вынуждены извиняться перед «носителями высокой культуры», европейцами. Одиннадцатый аркан Таро – Правосудие – утверждает право любого существования на самовыражение ради достижения свободы и независимости.
    Карта гарантирует, что справедливость будет обязательно восстановлена. Все, что мы делаем, эхом отражается в окружающем мире, отвечающем нам добром на добро, злом на зло – вот главный урок одиннадцатого аркана. Картина 1964 года, заглавием которой служит агрессивное звукоподражание, изображает этакую «неуловимую мстительницу» в пылу сражения: «Ну, маленькие мои, за Францию!».
  Несмотря на то, что на карте обычно изображают богиню правосудия Фемиду, аркану соответствуют, скорее, деятельная и воинственная Афина Паллада. В отличие от многочисленных лихтенштейновских «девушек мечты», растерянных сладкоглазых блондинок, темноволосая воительница в красном беретике не понаслышке знает, как постоять и за себя, и за свои убеждения.



XII – Повешенный – Эрнст Людвиг Кирхнер, «Танцоры», 1914.



 Эрнст Людвиг Кирхнер, "Танцоры", 1914.
      
    Берлин, куда Эрнст Людвиг Кирхнер переехал в 1911 году, перевернул его мировоззрение. Один из главных певцов «невинности человечества», он столкнулся с противоестественностью жизни большого города, ставшего для художника тюрьмой. В течение нескольких лет живописный стиль Кирхнера, отражая его душевное состояние, становился всё более лихорадочным и отчаянно резким. Так, «Танцоры», одна из последних работ, написанных на тему урбанистической жизни, излучает агрессивную усталость и нервное истощение. Двенадцатый аркан Таро – Повешенный – символизирует плен обстоятельств, а в более глубоком смысле - радикальный внутренний переворот, происшедший в результате внешних перемен.
   Пара, изображённая на картине, «поймана» художником на пике страстного танца. Они двигаются в исступлении, заставляя всех вокруг и, главное, самих себя, поверить в то, что это и есть настоящая жизнь, показным весельем помогая забыть тревогу и боль. Аркан Повешенный говорит, что отключение сознания - несет блаженство, и в этом похоже на сон - но та бессознательная причастность к целому, что во сне воспринимается несказанным блаженством, наяву может оказаться невыразимым страданием.
    На карте изображен человек, подвешенный вниз головой на ключе жизни или цветущей изгороди: он видит мир перевернутым. Только в перевернутом (подвешенном) состоянии,  состоянии поиска своего потерянного отражения, человек может постигнуть истину и раскрыть тайны своей души. На картине Кирхнера рыжеволосая девушка, как сломанная кукла, изогнулась в крайне неестественном положении, тогда как юноша, неловко, но властно, поддерживающий её, делает положение партнёрши ещё менее устойчивым. В своих розовых панталончиках, выставленных на всеобщее обозрение, она выглядит очень уязвимой и зависимой, подобно подвешенной вниз головой фигуре на карте, но точно так же, как на губах святого играет спокойная улыбка, улыбка озаряет и лицо танцовщицы на картине, символизируя покорность судьбе.  



XIII – Смерть – Джеймс Энсор, «Опасные повара», 1898.


Джеймс Энсор, "Опасные повара", 1896.


   Тринадцатый аркан - Смерть – символизирует расставание, прощание, конец, тем самым оказываясь провозвестницей нового, грядущего. Тем не менее, карта скорее хорошая, потому что конец этот закономерен, мы его долго ждали, потому что он несёт освобождение, пусть и сопровождаемое болью.
    Предчувствие грядущих перемен – желанных или не желанных, в любом случае, неизбежных, – сгущало краски на палитрах художников рубежа девятнадцатого-двадцатого веков. Невольная общность людей обостряла ощущение того, что границы личного пространства постоянно кем-то или чем-то нарушаются, что, в свою очередь, провоцировало на агрессивный индивидуализм в выборе художественного языка и, как ни парадоксально, психологический эксгибиционизм. Скандализация традиционных сюжетов, как исторических, так мифологических и религиозных стала общим местом, и две темы: секс и смерть – в разной пропорции, часто сочетаясь друг с другом – вышли на первый план в творчестве очень разных художников.
  Например, Джеймс Энсор, в работе «Опасные повара», показывает смежность искусства и страдания через отождествление себя с Иоанном Крестителем (голова на блюде автопортретна и даже «снабжена» пояснительной табличкой с именем художника).
 Разыгрывая евангельский сюжет в современных декорациях, Энсор ориентируется на традиции Ренессанса, однако пластический язык столь необычен, что, при взгляде на работу, вспоминаются скорее последователи, чем предшественники.
  Манера письма – мелкие, плотно прилегающие друг к другу мазки, которые на некоторых участках полотна меняют направление, создавая своего рода «заплатки», - палитра с преобладанием ярко-зелёного цвета создают неприятную, густую живописную плазму.
  Символизм, которым наполнена работа, слишком расплывчат, чтобы трактовать каждую деталь в отдельности, угадать – зато безошибочно – можно лишь общий смысл. «Составные» существа, маски, пугающая разношёрстная компания за столом, повар с небольшими вилами, поджаривающий дьявольскую голову, подпись художника, поставленная в луже крови на полу, зловещая цифра сто, отсылающая к рубежу веков, – невозможно привести всё это к чёткой системе, но именно такое хаотичное нагромождение смыслов во многом и создаёт образ мира, обречённого на гибель. Тринадцатый аркан свидетельствует о том, что привычный порядок вещей более неприемлем, и должен быть разрушен.
  На карте Смерть едет на коне победительницей, однако из земли вновь восстают люди, разрубленные ее косой. Девиз аркана: «Умри и возродись, восстань и минуй». На картине глаза Энсора закрыты: он мёртв для этого мира, чтобы жить в вечности, он не смотрит на мерзость вокруг, его взгляд устремлён вовнутрь, он обладает «духовным зрением». На блюде рядом с его головой лежит рыба – символ христианства и залог грядущего Воскресения. Смерть в Таро так же является символом перемен, дающим шанс на новый старт в жизни, на новое начало, «второе рождение». 


Здесь и далее я опираюсь на классические труды по тарологии Артура Райдера-Уайта и Хайо Банцхафа, т.е. те тексты, с которыми я сама работала когда-то в своей практике. 

PS: напоминаю, что с первой частью "Золотого ключика" можно ознакомиться здесь: http://karina-kartina.blogspot.com/2011/11/i.html
...а со второй - здесь: http://karina-kartina.blogspot.com/2011/11/ii.html 

Stay beautiful, 
Карина Новикова




Комментариев нет:

Отправить комментарий