21.11.2011

Тайна золотого ключика. Часть II.

   Продолжаю делиться с вами своим опытом интерпретации произведений искусства с помощью старших арканов Таро.


VI – Любовники – Эдвард Мунк, «Адам и Ева», 1909-1910.


Гадание на яблоках и розах: Эдвард Мунк, "Адам и Ева", 1909 - 1910.

   В своей практике я заметила, что две карты колоды окружены особенно плотным облаком мифов: Смерть и Любовники. Первую все ужасно бояться, а второй невероятно радуются. В действительности ни то, ни другое не обосновано, так как Смерть не несёт гибели, а Любовники не сулят счастливой любви.
 Раньше шестой аркан назывался «Выбор», что точнее отражало присущую ему противоречивость и сложность его значения. В европейской культуре основной метафорой выбора является история грехопадения первых людей, причём популярность образов Адама и Евы в светской среде выше, чем в духовной, ведь дело касается сексуальности. На рубеже XIX-XX веков, с популяризацией теории Фрейда, мотив всё чаще стал звучать в искусстве, прекрасным примером чего служит работа Эдварда Мунка, в которой старая, как мир, история рассказывается современным художнику языком.
   Глубокая неоднозначность является одной из определяющих характеристик творчества Мунка вообще, что получает визуальное воплощение в картине «Адам и Ева». Ни во внешнем виде героев, ни в окружении нет ничего экзотического, что и придаёт ощутимую свежесть трактовке Мунка.
   Адам на работе Мунка  выглядит настороженным, судя по позе, словно подозревает неладное в поведении раскрепощенной Евы, а потому медлит с принятием решения. Аркан Любовники предупреждает об опасности нерешительности, ведь в этом случае выбор за тебя может быть сделан кем-то другим.
  Ссылаясь на историю об Адаме и Еве, мужчины веками обвиняют женщин во всех бедах человечества, тогда как женщины упрекают мужчин в безволии. Стоит заметить, что женщина в творчестве Мунка – объект весьма спорных достоинств. Художника не считают женоненавистником наравне с Дега лишь по той причине, что образ femme fatale стал почитаться чрезвычайно лестным в наше время. Так, плоскость картины «Адам и Ева» поделена стволом яблони на две половины, и Ева чётко относится к левой. Арканом Любовники управляют Близнецы, поэтому девиз карты можно сформулировать, как «единство и борьба противоположностей». Действительно, одним из значений аркана является вражда, борьба не на жизнь, а на смерть. Ведь от любви до ненависти, как говорится, один шаг.



VII – Колесница – Пауль Клее, «Щебечущая машина», 1922.


Твиттер Нового Искусства: Пауль Клее, "Щебечущая машина", 1922.
   
   Прошло много лет с того момента, как я впервые увидела «Щебечущую машину» Пауля Клее в янсеновской истории искусства, но по сей день не перестаю удивляться тому, как гармонично в этой небольшой работе сочетается детская наивность с изощрённым мастерством, «неслыханная простота» с пластической логикой. Седьмой аркан – Колесница  – символизирует силу и ловкость (управление Колесницей), но вместе с этим и неопытность (путешествие в неведомые страны).
   Это гиперэнергичный аркан, которому необходимо направлять свою энергию в мирное русло, например, путешествовать, в противном случае, он создаёт вокруг себя агрессивное поле, сознательно провоцируя скандалы, поэтому одним из значений Колесницы являются военные кампании. Механизм «Щебечущей машины» Клее, вроде бы, прозрачен и незамысловат, но совершенно непонятен, поэтому поворот ручки, приводящей его в движение, связан с риском: вдруг игрушечные птички вместо детской песенки «Мы едем, едем, едем в далёкие края» запоют военный гимн и обернутся орлами, венчающими штандарты СС?
   В 1922 году стиль Клее в очередной раз претерпел изменение, и многие из знаковых работ, в числе которых и «Щебечущая машина», были написаны в то время. Однако до конца жизни художник находился в постоянном поиске, открывая всё новые грани себя и своего искусства. Аркан Колесница не символизирует окончательной победы как финальной точки пути; она и есть этот путь. Поэтому ее следует воспринимать и как предостережение - не переоценивай свои силы, не будь слишком самоуверен и не допускай "головокружения от успехов". Лучше всего вовремя осознать, насколько многому еще предстоит научиться.



VIII – Сила – Кес Ван Донген, «Танго с архангелом», 1935.


'About the seduction of an Angel': Кес Ван Донген, "Танго с архангелом", 1935.
  
  Дионисийский дух свойственен искусству Кеса Ван Донгена в той же мере, что и аполлонический: неуёмная энергия и страсть какое-то время объединяла художника с «дикими» фовистами, тогда как лёгкость и ничем не омрачённая радость, излучаемая его работами, объясняют, как ему удавалось в течение стольких десятилетий оставаться одним из самых востребованных живописцев в мире.
     Картину «Танго с архангелом» можно назвать визуальным воплощением творческого кредо художника. Распространённый в искусстве сюжет – борьба Иакова с ангелом –  приобретает двусмысленный оттенок в живописи светского до мозга костей Кеса Ван Донгена. Обнажённая красавица в паре с элегантным «архангелом» танцуют где-то над облаками, причём не ясно, кто в паре ведёт. По идее, девушка должна символизировать земное и плотское в противовес божественной сущности ангела, но в данном случае нельзя сказать наверняка. Действительно, красавица кажется куда менее искушённой, чем её крылатый кавалер; её нагота, несмотря на соблазнительные детали вроде чулок и головного убора, светится чистотой, тогда как прячущий лицо «архангел» одет в чёрное с головы до ног и в окружении грозовых туч выглядит воплощением страстей.
    На традиционной карте Сила изображена девушка (часто – обнажённая), лаской укрощающая льва. Восьмой аркан наглядно показывает, что наша цель заключается не в том, чтобы научиться скрывать свои инстинкты под покровом бледной добродетели, а в том, чтобы научиться укрощать их любовью, мягкостью и настойчивостью. Таким образом, мы приобретем, контроль не только над этими дикими природными силами, но и над теми запасами энергии, которые нам до сих пор приходилось тратить на подавление этих сил.
   Так и красавица Ван Донгена: она добьётся того, чего хочет, но не в рукопашной борьбе, а в элегантном танце. Именно её невинность, очень вероятно, наигранная, станет главным оружием «укрощения строптивого», нежным, но сильным, средством достижения своих целей, какими бы они ни были.



IX – Отшельник – Фернан Кнопф, «Я за собой закрою дверь», 1891.


Фернан Кнопф, "Я за собой закрою дверь", 1891.

   Я часто слышу, как картину «Я за собой закрою дверь» кисти Фернана Кнопфа называют «пугающей»: торжественная многозначительность и пассеистическая патетика, свойственные символизму в целом, звучит в ней едва ли не так же громко, как в откровенно салонных «Острове мёртвых» Бёклина или «Грехе» фон Штука. Аркан Отшельник вызывает схожую реакцию: многие побаиваются этой карты, видя в ней предвестника одиночества, изоляции от мира.
   Тем не менее, страх рождается из неправильного понимания. Хайо Банцхаф пишет: «Отшельник - это карта отрешённости от мира, путь к себе. Это - период интроверсии, когда мы «закрываемся» от внешних влияний, чтобы вдали от суеты и людей обрести покой и, главное, найти самого себя. Тем самым, Отшельник символизирует важные события, показывающие нам, кто мы есть, к чему стремимся и как этого достичь». То есть речь идёт о добровольном отшельничестве, ведь, каждому из нас иногда необходимо побыть наедине с собой.
   Хотя названием картины служит строчка из стихотворения Кристины Россетти «Кто освободит меня?», в котором смерть рассматривается, как единственный возможный способ освобождения от ненавистной человеческой природы (кстати, это стихотворение часто называют просто «Отшельник»), Кнопф не акцентирует внимание на этой излюбленной символистами теме. Его работа является скорее медитацией, позволяющей выйти на другой уровень сознания. Пространство, окружающее героиню картины, является «сплавом» внутреннего с внешним: улица вторгается в комнату через зеркала, синяя драпировка превращается в широкую реку с лилиями, растущими на берегах, - причём эти и подобные странности замечаешь не сразу, до того естественными они выглядят в свете общей логики картины. Точно так же образы и метаморфозы, во сне казавшиеся такими логичными, теряют свою убедительность в мире причинно-следственных связей, и потому не поддаются пересказу по пробуждению.  Не даром в картине присутствует изображение Гипноса – древнегреческого божества сна.
   Следует уяснить, что героиня Кнопфа – не Рапунцель, запертая в башне мачехой, не обреченная на одиночество Элейн, леди из Шалот; напротив, она сознательно уходит от мира, погружаясь в себя для поиска ответов на главные вопросы. Девятый аркан говорит, что тот, кто последует голосу Отшельника, не потеряет себя, а обретёт; вместе с ясностью придёт и умение ладить с самим собой.

Здесь и далее я опираюсь на классические труды по тарологии Артура Райдера-Уайта и Хайо Банцхафа, т.е. те тексты, с которыми я сама работала когда-то в своей практике. 

PS: напоминаю, что с первой частью "Золотого ключика" можно ознакомиться здесь: http://karina-kartina.blogspot.com/2011/11/i.html

stay beautiful,
Карина Новикова



Комментариев нет:

Отправить комментарий