01.10.2011

невероятная исТОРИя: Тори Эймос в Санкт-Петербурге 30.09.2011


     Проснулась утром: голова раскалывается, руки трясутся, правое запястье распухло. Думаете, пьяная драка в пятницу вечером? Ошибаетесь: концерт Тори Эймос, с которого я ушла вдрызг пьяная впечатлениями, со стёкшей от слёз тушью, с отбитыми, как стейки, ладонями.
    Для меня Тори – фигура историческая: моя собственная история разворачивается под её саундтрек; каждый альбом, который сам по себе событие, связан с событиями моей жизни. Вчерашний концерт свёл две параллельных линии – музыкальную и личную –  в одной точке, которая, подобно Большому Взрыву, даст огромный заряд энергии для новых свершений.
    Марина Цветаева в «Повести о Сонечке» говорит о собирательном лице Ангела, «до того несомненном, что каждая маленькая девочка его бы, из своего сна, узнала. И – узнавала». Так и Тори Эймос –  воплощение магии, персонификация волшебства. Вчера я физически чувствовала её чары и своими глазами видела, как одна колдовская ипостась сменяет другую.
Тори выпорхнула на сцену, в длинном струящемся платье, с длинными струящимися волосами, не дать не взять – «Фея Электричества» Рауля Дюфи!

Тори Эймос, Санкт-Петербург, 30.09.2011
Рауль Дюфи, Фея Электричества, 1937.
   
   Когда Тори в сопровождении экзальтированного струнного квартета вопрошала, чья это кровь на полу в спальне (‘Shattering Sea’), когда с лёгкой улыбкой пела, как прекрасным июньским днём приходит на кладбище (‘Graveyard’), когда признавалась в собственной жестокости (‘Cruel’) или когда, прервав песню, послала охрану, отбиравшую у зрителей мобильные телефоны и фотоаппараты ("SECURITY! CHILL. THE. FUCK.OUT! LET THE PEOPLE BE HAPPY!"), перед нами была, конечно, ведьма.  
   Когда звучала песня ‘Nautical Twilight’, голос Тори вводил в оцепенение, и я чувствовала себя Одиссеем, привязанным к мачте корабля.
   Тори гадала по звёздам ('Star Whisperer'), в хрустальном шаре видела прошлое ('Yes, Anastasia'), привораживала цветущими вишнями ('Snow Cherries From France').
   ‘Mr. Zebra’ исполнял шкодливый ирландский эльф, от чьих оттопыренных ушей мы все в таком восторге.
   Наконец, сказочную ‘Winter’ – финальный аккорд основной программы – рассказывала волшебница, такая, какой мы видели её на акварелях Геннадий Спирина и Геннадия Калиновского, на иллюстрациях Эдварда Рэкхэма и Гери Келли, у прерафаэлитов и визионеров, какой сами рисовали её в детстве, какой видели её во сне. Вчера сон стал реальностью.

Тори Эймос, Санкт-Петербург, 30.09.2011

Геннадий Спирин
Геннадий Калиновский

Артур Рэкхэм
Гери Келли
коллаж, сделанный мною когда-то под впечатлением от  альбома  'The Beekeeper'


PS: "в первом отделении", как сообщил любезный мужской голос (а мы бы сказали, "на разогреве"), выступил молодой лондонец Марк Хоул, с коротенькими песнями, трогательными в своей наивности текстами, сильным голосом и очень милой улыбкой.

me & Mark Hole

stay beautiful,
Карина Новикова



Комментариев нет:

Отправить комментарий