06.09.2011

Кукольный дом, который построила Кэт


Из чего только сделаны девочки?
Из чего только сделаны девочки?
Из конфет и пирожных,
Из сластей всевозможных,
Вот из этого сделаны девочки.


Этим детским стишком можно охарактеризовать всё творчество Кэтлин Ширер (Caitlin Shearer), совсем ещё молодой художницы из Австралии. Правда, «конфеты и пирожные» - лишь способ подсластить пилюлю взросления, приметы которого щедро рассыпаны и разлиты по её субтильным полотнам. Выпавший зуб. Смущение. Меняющаяся фигура.
Героини Кэтлин – её сверстницы. Они юны, эфемерны и при этом парадоксально физиологичны. Это, а ещё излюбленное сочетание изысканных контуров с чёрными пятнами роднит художницу с Обри Бёрдслеем, который тоже был молод, создавая своих Саломей и Лисистрат. Правда, в отличие от английского эстета, тяготевшего к хитрым переплетениям восточных узоров и шахматной дихотомии чёрного и белого, Кэтлин скорее ориентируется на тех рисуемых девочками младшего возраста принцесс с огромными синими глазами, пышными волосами и наивными позами.
Её работы можно было бы назвать китчем, не будь они столь серьёзны и самовлюблённы. А в кого, как не в себя, быть влюблённой девушке, которая, по собственному признанию, ещё ни разу не влюблялась?
Наблюдательная кисть Кэтлин рафинированной линией выводит долговязых, с преувеличенно длинными шеями, с зачаточной, едва набухшей грудью – и при этом таких гармоничных, таких волнующе прелестных  - подростков. Гадкие утята, под тонкими пеньюарами которых уже проклюнулся роскошный плюмаж божественных птиц, не даром одним из любимых образов художницы является лебедь.
Caitlin Shearer

Иногда они красят губы слишком ярко. Иногда платьица их чересчур уж коротки. Они окружены шаблонными эмблемами девичества. Они любят сладкое и изображать из себя голливудских кино-див 50-ых годов. Ах, они бывают вульгарноватыми! Что поделаешь, ведь они - нимфетки Набокова: «вульгарность (или то хотя бы, что зовется вульгарностью в той или другой среде) не исключает непременно присутствия тех таинственных черт - той сказочно-странной грации, той неуловимой, переменчивой, душеубийственной, вкрадчивой прелести, - которые отличают нимфетку от сверстниц».
Они девственницы-самоубийцы Евгенидеса, причём не только и не столько по внешним характеристикам, скорее по мироощущению.  Шаловливые мотивы смерти и потери невинности проскальзывают здесь и там: скрещенные, как у покойниц, на груди руки; кровоточащие колени; полуобнажённая героиня держит букетик: «Я дала тебе цветок». Кстати, упомянутые выше выпавшие зубы часто являются символами одновременно и смерти, и потери невинности. Чего и говорить, во многих культурах сами эти понятия синонимичны: смерть как переход от одной жизни к другой, лишение девственности как отказ от прошлой жизни ради жизни новой.
Живопись Кэтлин Ширер – это своего рода тест Роршаха для зрителя.
Молоденькие девушки глядятся в работы художницы, как в зеркало, видя там себя, не идеальных, но с идеализированными недостатками, и потому воспринимают эту живопись серьёзно.
Взрослым мужчинам сложно допустить, что работы эти практически лишены смысловой составляющей, что яркие краски, красивые линии, подчёркнуто изысканные формы – цель, а не средства, и, высматривая в пелене акварели интригу и злой умысел, скептики ловят себя на чём-то вроде вуаеризма. Так, красота, в XX веке объявленная вне закона, легализуется девиацией, давно ставшей нормой.
Помимо тонкого чувства линии, Кэтлин Ширер обладает ещё и чувством меры: при её любви и вниманию к деталям, она никогда не перегружает ими свои работы., не окружает монументальные, цельные формы пчелиным роем штрихов, булавок и буковок, попусту отвлекающих внимание и  досадно дробящих плоскость.
«Пенициллин» (2008) - яркий пример этого умения. В неловкой позе, в нетвёрдой осанке, в нервно спрятанных руках, во всём том, что, казалось бы, должно расшатывать и разжижать фигуру – во всё этом столько уверенности, столько стати и необратимой решимости, что невольно вспоминаешь египетских цариц с их устремлённым в вечность, небесно пустым взглядом. 
Caitlin Shearer

Мертвенная бледность кожи, на которой стали видны созвездия родинок и волоски подмышек, вкупе с неприметным стаканом воды и двумя капсулами пенициллина, лежащими по соседству, создаёт то, что в кинематографе называется «эффектом Кулешова»: вдруг понимаешь, что девушка больна, и автоматически представляешь воспалительные процессы, текущие в её длинном молодом теле, холодную липкость её плеч. Полупустой лиф купальника расползается бретельками, плотная чернота которых оттеняет тонкие руки с острыми локтями-сердечками. Едва различимые солнечные ожоги заставляют немую картину говорить – слабым голосом, почти шёпотом: девушка лежала на солнце, она перегрелась, она простыла на ветру. Переводя контент работы в символическое пространство: смена оболочки, обновление себя.
Клубок бесцветных  волос героини наводит на мысль о шёлковых нитях кокона, в которых она, липкая и холодная гусеница, завернётся перед тем, как расправить экзотические шёлковые крылья.
А что мы знаем о самой Кэтлин Ширер? Кудрявая, деятельная (многократно участвовала в коллективных арт-шоу молодых австралийских художников (например, disband, Ladies First и This Little Piggy), сотрудничала с модельером Карлой Спетич, сейчас создаёт иллюстрации для нескольких изданий), любит Сильвию Плат и Анаис Нин, голливудскую классику и винтажные туфли. Вот, в общем, и всё. Такая она скромница, эта Кэтлин, неудивительно, что недосказанность – один из главных мотивов её творчества. Через несколько лет, возможно, работу «Секреты» (2008) будут называть «программной».

Caitlin Shearer
Призрачной рукой приоткрывая белый занавес листа, с недоверчивой осторожностью на зрителя смотрит девушка. Непроницаемая ночь волос не просто обрамляет её лицо, но и создаёт контуры её тела. Героиня проникает в скрытое от глаз – в чей-то секрет, и при этом она сама – секрет. Секрет в секрете.
Характерно, что заглавием выбрано именно слово «секрет», а не «тайна» или «загадка», учитывая девичий характер как этой работы в частности, так и всего творчества Кэтлин Ширер в целом: все мы помним, как, будучи детьми, закапывали во дворе «секретики» - вкладыши из жвачки, цветы и конфетные фантики под осколком бутылочного стекла. И потом, девочки ведь именно секретничают, когда, откидывая волосы и хихикая, наговаривают друг другу на ухо горячим шёпотом нечто «особой важности».
Игра масштабов – вот что так подкупает в этой работе. От монолитного массива шевелюры отделяется тонкий проводок прядки, истончающийся в округлый пунктир руки и дробящийся капельками ногтей и браслетов. В чёрно-белой пустыне возникает цветной оазис лица, зарницей вспыхивающий в далёком бантике почти у самого края листа. 
Женственная мягкость абриса фигуры противостоит общему аскетизму работы, одновременно – согласно второму закону диалектики – обыгрывая его. И – диалектикой же обусловленная – двойственность природы изображения: возвышенность и порочность, - ведь секрет – это передышка на милой скамейке в парке, по пути из храма (таинство) в спальню (сплетня).
Сплетня, как прошедшаяся по рукам информация, в виде цитат разбросана там и сям в работах Кэтлин Ширер. Причём это, если можно так выразиться, цитаты цитат: отсылки не к оригинальному произведению, а к фильму, который по нему поставлен, рассказ о классическом герое языком инди-сцены, воспоминание о чьём-то воспоминании. Её творчество отдаёт массовой культурой, но носит этот запах с такой гордостью, как если бы это были самые редкие и самые тонкие духи. Вот он, дендизм в век массовой культуры, о котором писала Сьюзен Зонтаг.
Взгляд Кэтлин Ширер – это взгляд из окна кукольного домика: огромный мир снаружи кажется приемлемым только в пределах игрушечной рамы твоих представлений о нём. В конце концов, любой из нас – её сосед по комнате, ведь вещи и явления, попавшие в поле зрения и кисти Кэтлин, близки и понятны всем. Но – в отличие от большинства терзаемых чувствами или их отсутствием, скукой или творческой лихорадкой – Кэтлин Ширер может всё это ещё и изобразить самым пленительным образом.

stay beautiful,
Карина Новикова
PS: все иллюстрации взяты у Кэтлин в блоге http://caitlinquiet.blogspot.com/

Комментариев нет:

Отправить комментарий